Печать חותם‎, חתם‎. — Обычай употребления П. восходит к глубокой древности. Он был широко распространен у египтян и вавилонян, где пользовались для П. твердыми цветными камнями, на которых вырезывались различные знаки. В особенности этот обычай был в широком употреблении у финикиян; в своих сношениях с жителями берегов Евфрата они скрепляли наиболее крупные сделки формальными договорами, к которым прикладывались П. обеих договаривающихся сторон. [Как полагают, этот обычай был заимствован евреями у финикиян, в свою очередь, перенявших его у египтян, древнейшая П. которых относится к 3800 г. до христианской эры; Флиндерс-Петри, History of Egypt, Ι, 55. На эту преемственность указывает название П. — Chotam, חותם‎ (Финик. חתם‎: Lidzbarski, Handbuch d. nordsemitischen Epigraphik, Веймар, 1898 г., стр. 282), которое, в свою очередь, происходит от егип. Chtm (J. Barth, в ZDMG., XLIV, 685, и ХLVI, 117).] Библия упоминает П. во многих местах (Исх., 28, 11, 21, 36; 39, 6, 14, 30; Ис., 29, 11; Иер., 22, 24, 32, 10, 11, 14, 44; Иов, 38, 14; 41, 7; I Цар., 21, 8; Хаг., 2, 23; Песнь Песней, 8, 6) и относит этот обычай еще к периоду патриархов (Быт., 38, 18: П. Иуды). П. носили на перевязи через шею (Песнь Песней, 8, 6) или на пальце правой руки (Иер., 22, 24). Ими свидетельствовались акты (Hex., 10, 1 и сл.). Древнейшие еврейские П., сохранившиеся до нашего времени, почти ничем не отличаются от финикийских и арамейских, так как алфавиты этих народов только с течением времени стали дифференцироваться. Что касается фигур, изображенных на них, то трудно решить, являются ли они символами или идолами. П. вырезывались на твердом цветном камне и имели овальную или цилиндрическую форму. Древнейшей из найденных на почве Палестины П. является П. министра Иеробеама II, Шема, открытая при раскопках в Мегиддо. Близкое сходство ее с вавилонскими П. наводит, по мнению Бенцингера, на мысль о вавилонском происхождении мастера, изготовившего ее. К VIII в. до Р. Х. относятся П. Шебаниягу Эбед Уззиягу (לשבניו עבד עזיו‎), Абиягу Эбед Уззиягу (לאביו עבד עזיו‎) и Обадиягу Эбед га-Мелех (עבד המלך לעבדיהו‎). Древние П. украшены финикийским пальмовым листом, венком из маковых головок, изображениями людей и животных. Преобладающая форма — овальная, часто также встречается форма перстня.

Несомненно еврейского происхождения П. с надписями אשת, בן, בת‎. В надписях на П. обыкновенно отмечается имя владельца, иногда с добавлением имени отца или мужа. На некоторых встречаются и целые фразы, как, например, «пусть Господь будет милосерд» или «дело Господа» (на П. в Парижском музее). Если несколько имен выгравировано на П. без фигур, то они отделены одно от другого двойной линией. Замечательно, что из сохранившихся древних П. многие принадлежат женщинам, хотя в Палестине в более поздние времена не принято было, чтобы женщины носили перстни с П. (Шаб., VI, 3); напротив, в Европе они носили их с начала средних веков. П. погружалась в индийскую тушь, или отпечаток производился на глине, если документ писался на табличке (см. Jewish Encyclop., I, 440). В талмудический период печатью свидетельствовалась ритуальная пригодность пищи для употребления; такого рода засвидетельствование сохранилось до нашего времени. На печатях талмудического периода имелись различные эмблемы: на П. Аббы Арики изображена рыба, Ханины — ветка финиковой пальмы, Раббы бен-Гуны — корабельная мачта, Иуды бен-Иезекиила — человеческая голова. Значения этих эмблем не известны. П., ныне находящиеся в Альбертине (Дрезден), относятся, вероятно, ко времени Рава 175—247 гг. Одна из них, из аметиста, изображает семисвечник на пьедестале; другая, из сердолика, представляет такой же семисвечник между двумя колоннами с балдахином.

П. в качестве украшений на перстнях были в употреблении у арабских евреев в доисламский период. Халиф Омар (581—644) запретил евреям и христианам носить П. Исключение он сделал для эксиларха Бостанаи, получившего таким образом право придавать официальный характер своим документам и декретам. Эта привилегия, вероятно, перешла ко всем последующим эксилархам и гаонам; последний гаон, Гаи бен-Шерира (939—1038) имел П. с эмблемой льва — символ происхождения гаона от царя Давида. Реш-галута Самуил, около половины XII в., получил дозволение, как сообщает Петахия, иметь официальную П. для своих грамот, «которые признавались евреями во всех странах, включая и Палестину».

У европейских евреев П. вошли в употребление, по всему вероятию, гораздо позже. Во всяком случае, П. у еврейских общин появились лишь в конце средних веков, ибо и средневековые города не знали П. до половины XII в. Утверждение, что евреям не разрешали пользоваться печатями, неверно: государственная власть в XIII в. признавала за еврейскими общинами такие же права, как и за корпорациями христианских бюргеров; в частности, еврейским общинам, подобно христианским корпорациям, было предоставлено иметь собственные П. (Nübeling, Die Judengemeinden des Mittelalters, p. 200). К этому времени относятся Π. еврейских общин в Аугсбурге: двойной орел; наверху изображение еврейской шапки и надпись «Sigillum Judaeorum Augustae», חותם‎, (יהוד (ים) אוג וסטא‎; П. относится к 1228 г. (см. иллюстрацию к ст. Аугсбург); в Ульме — бычья голова (см. Jäger, Ges. Ulms, p. 400); в Меце (см. Revue Orientale, II, 328); в Регенсбурге — надпись חותם קהל דרגנשבורקי‎.

тдельные лица, в качестве свободных граждан и имперских слуг, могли иметь собственные П. Эта привилегия, как и многие другие, то признавалась, то отменялась. В одной расписке магдебургской общины 1493 г. сказано: «потому, что никто из них не имеет П.» (Monatsschrift, 1865, p. 366), хотя евреи этого города приложили П. к одному документу 1364 г. (Cod. Dipl. Anhaltin., IV, 320). Подобные же условия были в этом отношении у евреев в других европейских странах. Герцог Вильгельм Австрийский издал в 1396 г. постановление, что все документы, заключающие письменные обязательства, должны быть снабжены печатями городского судьи и еврейского судьи (Nübeling, l. с.). В 1402 г. главный раввин Португалии, имевший юрисдикцию над всем еврейским населением страны, получил повеление короля Иоанна I иметь П. с гербом Португалии и надписью Scello do Arraby (Arrabiado) Moor de Portugal; этой Π. его секретарь снабжал все документы раввина, респонсы, решения и проч.; семь провинциальных судей, которых он сам назначал, имели такие же П. с государственным гербом и надписью «печать судьи общины» (Kayserling, Gesch. d. Jud. in Portugal, pp. 10, 13). Альфонс III в 1480 г. постановил, что главный раввин должен судить стороны именем короля и скреплять свои вердикты королевской печатью (Depping, Die Juden im Mittelalter, pp. 232 и сл.). Есть, кроме того, указание, что португальские евреи еще задолго до этого пользовались П.: Гедалия ибн-Яхья в своей книге «Schalschelet ha-Kabbalah» упоминает о гербе своего предшественника Иахьи ибн-Яиша, фаворита Альфонса Генрикеса. В Британском музее находятся две еврейские печати испанского происхождения, относящиеся, вероятно, к XIV в., а именно печать севильской общины (см. таблицу II) и печать р. Тодроса бен-Самуил га-Леви из Толедо (см. иллюстр.).

Евреи Наварры не имели права иметь свою собственную П.: они должны были удостоверять свои документы у нотариуса. Французский король Филипп II в 1206 г. постановил, чтобы письменные обязательства евреев скреплялись особой П., которая должна храниться у нотабля города (Depping, ibidem, p. 148). Сын его Людовик VIII отнял у евреев право иметь собственную П.; Depping видит причину в том, что эта П. имела, сообразно с требованием религии, только еврейскую надпись без всяких изображений, и документы с такой П. не могли контролироваться. [Однако Π. с изображениями фигур допускалась у евреев во все времена, и многие аморы имели, как было указано выше, таковые П., почему мнение отдельных лиц о недопустимости таковых П., не принятое авторитетами, нельзя ретроспективно относить к XIII в.; р. Израиль Иссерлейн (XV в.) имел на своей П. голову льва.] Большинство еврейских средневековых П. имеет девизы с надписями на латинском и др. языках в добавление к еврейской надписи. Некоторые евреи имели двойную Π. с еврейской надписью на одной стороне и туземной на другой, причем последняя употреблялась в сношениях с христианами (печать р. Калонимоса бен-Тодроса, см. таблицу II). Двойные П. употреблялись и позже (как П. Саула Валя; ср. Edelmann, Gedullat Schaul, p. 22). Большая часть средневековых Π. имеет посередине какое-либо изображение или герб; на французских П. посередине щит. П. со шлемом у евреев не встречаются. Надо заметить, что в те времена щит и шлем были привилегией рыцарского сословия и дворянства. Большинство П. имеет закругленную форму, изредка попадаются четырехугольные и продолговатые. Некоторые эмблемы на П. должны заменять имя владельца, как, например, в П. Vislin’a = Fischlin три рыбы напоминают фамилию ее владельца. Средневековые П. являются часто с фамильными эмблемами. В позднейшие времена щит Давида (маген-Давид) все чаще появляется на П. общин; мы его видим на П., разрешенной императором Фердинандом II пражскому гетто в 1627 г. (надпись Sigillum antiquae communitatis Pragensis Judaeorum с буквами מגזדרד‎; см. таблицу I). Давидов щит находится на печати Венской общины 1155 г.: קדישא פה ווינא קהלא‎ (Kaufmann, Letzte Vertreibung, p. 157) и др. На печати Гальберштадта после возвращения жителей в город в 1661 г. изображен голубь с оливковой ветвью, с девизом «Gute Hoffnung» наверху и со словами אפו דק״ק ה״ש‎ внизу и с надписью Vorsteher der Judenschaft in Halberstadt (см. таблицу I). П. первой португезской общины в Амстердаме имеет эмблему льва с пучком стрел в одной лапе и маген-Давида в другой; П. главного раввина Швабии, относящаяся к середине XVIII в., имеет надписьמדינות שוואבן‎ (см. таблицу I). Из П. отдельных еврейских корпораций следует отметить П. цеха еврейских мясников в Праге, полученная цехом, по преданию, от короля Владислава (XII в.) в награду за храбрость; П. имела изображение чешского льва; в XVII в. этот цех имел П. со щитом, в средине которого находились ключ с Давидовым щитом, а над ними чешский лев с надписью вокруг щита: «Prager Jüdisch. Fleischer Zunfts Insigl.» (sic!). Цех еврейских цирюльников Праги имел П. с изображением льва с ножницами. П. парижского Синедриона представляла имперского орла со скрижалями закона в лапах. Вестфальской консистории было предоставлено право пользоваться П. с изображением государственного герба с надписью «Königl. Vestphael. Konsistorium der Israeliten». Характерной чертой еврейских Π. нового времени являются содержащиеся на них эмблемы, указывающие на имена их владельцев, таковы: медведь — для имени Иссахара, бычья голова — для Иосифа (ср. П. Иосельмана из Россгейма) или гербы: олень на П. Герца Вертгеймера и розовый кустарник для фамилии Розалисов и т. д. Две руки, сложенные для благословения, встречаются часто на П. Ааронидов, начиная с конца XVI века; кувшин — на П. левитов. Две горы на П. р. Соломона Молхо, жившего около 1501—31 гг., указывают на холмы, которые он видел в своем видении; а два «ламеда» под ними взяты из его имени. Каббалистический смысл имеет змея на печати Саббатая Цеви: еврейское слово נחש‎, означающее змею, имеет то же числовое значение, как и слово משיח‎, Мессия. Многие девизы на П. соответствуют изображениям, находившимся на дверях еврейских домов во Франкфурте-на-Майне, как, например, зеленая шапка, красный щит и др., и дали начало таким фамилиям, как Грингут, Ротшильд и др. П. многих евреев содержат иногда не только имена их владельцев, но и имя отца, и если отец был жив, то сын прибавлял формулу יצו‎ (= ישמרהו צורו וגואלו‎) של״יט״א‎ = שיחיה לימים לובים אמן‎. Если отца нет в живых, то сын к его имени прибавлял ז״ל‎ = זכרונו לברכה‎ (I, 6). Моисей Мендельсон имел на своей П. свои инициалы מ״ד‎ (Моисей Дессау) и внизу под ними «M. M.».

Ср.: M. A. Levy, Siegel u. Gemmen, Бреславль, 1869 (классический труд, ныне значительно устарел); id., Epigraphische Beiträge, в Jahrb. für Ges. d. Juden, II; L. Löw, Graphische Requisiten u. Erzeugnisse bei den Juden, Лейпциг, 1870; Anzeiger für Kunde der deutschen Vorzeit, 1875, 106; Carmoly, в Revue Orientale, 1842, 2, p. 329; Steinschneider, HB., X, 86, и сл., XLI, 92 (Π. общ. Ueberlingen’a); King Jewish seal found at Woodbridge, в Archeological Journal, 1884, XLI, 168; REJ., III, 148; IV, 278 и сл. (Швейцарские евр. Π.); V, 93 (Π. Иосельмана из Россгейма); VII, 125 (П. Кобленца); XI; 82 (П. из Бордо); XI, 280 (П. из Pisec’a); XIV, 268; XV, 280 и сл.; Steinschneider, Cat. Berlin, № 58; Stern, в Zeitschrift f. d. Gesch. d. Juden in Deutschland, I, 221 и сл.; Ulrich, Sammlung jüdischer Geschichten in der Schweiz, pp. 376, 433. [J. E., XI, 134—140].

Раздел4.

В Польше и Литве встречаются еврейские П.-перстни уже с XVI века. Подобно мещанам, и евреи прикладывали к подписям на деловых документах П. наряду с П. шляхтичей. Сфрагист А. Хмель впервые обнародовал серию польско-еврейских П. XVI и XVII вв. из разных актов краковского и львовского архивов и библиотеки Чарторыйских в Кракове (в журнале Wiadomości numizmatyczno-archeologiczne, 1899, №№ 2, 3 и 4, и 1901, №№ 3 и 4). Описав подробно эти П., Хмель разделил их на две группы; одни снабжены еврейскими буквами или надписями, другие — изображениями предметов, которые принадлежали к храмовой утвари и к еврейскому ритуалу. На П. Ааронидов изображены поднятые вверх руки во время обряда благословения.